trikster3009
Бог создал каждой твари по паре..... итак где МОЯ ТВАРЬ
Автор: trikster3009
Соавторы: Амайя Асано,
Фэндом: Finder no Hyouteki
Основные персонажи: Асами Рюичи , Такаба Акихито .
Пэйринг или персонажи: Асами/Такаба
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Даркфик, Hurt/comfort
Предупреждения: Смерть персонажа, Насилие, Изнасилование, ОМП
Размер: Мини, 13 страниц
Кол-во частей: 1
Статус: закончен
Описание:
Такаба становится свидетелем убийства Асами. Куда подастся бедный фотограф, и что ему придется пережить? Насколько далеко может завести горечь утраты и отчаяние?
Внимание: ХЭ гарантирован!
Посвящение:
Моему соавтору Рыси, без неё у меня ничего бы не вышло, СПАСИБО!!
Публикация на других ресурсах:
Только с разрешения авторов


Такаба медленно и лениво, словно нехотя, тащился в пентхаус Асами. Весь день пошел коту под хвост, а все из-за каких-то гребаных фотографий, вернее из-за их отсутствия. Слежка за проштрафившимся депутатом накрылась медным тазом.

«Чтоб этим шкафам-телохранителям пусто было, - угрюмо думал Такаба, открывая дверь своим магнитным ключом, кстати, еще одно нововведение Асами. Теперь мужчина мог отслеживать бывает ли Аки дома, если вдруг ему приходилось улетать на переговоры с партнерами по бизнесу. Устав от постоянных исчезновений любовника и ночевок у друзей, мужчина придумал вот такую вот электронную «цепь», и стоило Акихито попытаться сорваться с нее, устраивал показательное наказание. – Как нам, репортерам, зарабатывать себе на жизнь, если вокруг этих жирдяев постоянно три кольца оцепления!?»

- Как же я устал, а ещё убираться и готовить, - проворчал он. – Аааай! – вскрикнул он, зажимая рот ладонями.

На полу перед ним в луже крови лежал, не двигаясь, Асами, а над ним нависал странного вида тип с пистолетом в руках. По бокам от двери скрючились телохранители Асами: Киришима и Соу, - а ведь Такаба даже не придал значения тому, почему их не было на посту у двери, мысленно юноша назвал себя беспечным придурком. Сердце пропустило удар. То, что они не двигались, наводило на мысль, что они мертвы. На крик Акихито обернулись все: и мужчина, стоявший над Асами, и четверо других, находившихся в холле. Только то, что парень влипал в разные ситуации и каким-то чудом умудрялся выбраться из них, не свихнувшись, помогло ему сориентироваться и дать дёру из пентхауса прежде, чем убийцы осознали, что у них есть свидетель.

«Повезло, что я знаю Кондо* очень хорошо», - думал Такаба, петляя по этажам. На пути к черному выходу он набрал номер полиции и сообщил о нападении на Асами. Он знал, что теперь предоставлен только самому себе, и никто его не спасет, а потому решил не медлить. До утра он не мог сомкнуть глаз, прячась у друга. Вещи – дело наживное, он никогда не цеплялся за быт (разве что камер, запертых в сейфе Асами было жалко), а потому в старую квартиру - куда подобно хомячку перетащил часть своих вещей (на случай глобального побега от Рюичи), - он не вернулся.

В Гонконг. Это было единственное, на тот момент, верное решение. Он не знал, как отреагирует на это Фейлон, но был уверен, что не откажет в помощи. К тому же он сам писал ему на мейл, что будет рад видеть его у себя в гостях, и Тао скучает… Настало время злоупотребить приглашением.


***



Утром он отдал паспорт и деньги на билет Токато, попросив его отзвонится из аэропорта прежде, чем он купит билет. Он аккуратно передвигался по улицам, стараясь укрыться в тени неоновых вывесок и небоскребов, когда от толпы отделилось двое, погнавшись за ним. Свернув в очередной проулок, Такаба наткнулся на глухую, серую стену.

- Вот ты и попался, щенок, - хрипя от быстрого бега, произнес один из преследователей. - Долго же мы за тобой охотились.

- Что вам от меня надо? - попытался прикинуться дурачком Такаба. - Отпустите меня!

- Босс сказал тебя к нему привезти, но не сказал, что целым, - усмехнулся второй. - Так что готовься, что будет больно, - сказал он и с размаху ударил Такабу по лицу.

Ощущения были, мягко сказать, не самые приятные в его жизни: скулу как огнём обожгло, а из глаз брызнули слёзы. Пытаясь отбиться, блондин врезал с ноги по бедру первому и, боднув головой в солнечное сплетение второго, попытался сбежать. Его попытка была пресечена мощным ударом приклада, обрушившемся на его голову. Фотограф потерял сознание.

Когда он пришел в себя, голова безбожно раскалывалась, а желудок, казалось, готов был вывернуться наизнанку. Осмотревшись, парень понял, что он на каком-то складе. Будучи репортером и часто шатаясь по злачным местам, он понимал, здесь его никто не будет искать.

- Очнулся? Давно пора, а то нам ждать надоело, - рядом, на ящиках, сидели его преследователи. Пока они были одни, что немного взбодрило Акихито. Фотограф не знал, догадываются ли его мучители о том, кто он такой. Свидетелей не оставляют в живых, но вот для любовника Асами они могли сделать какую-нибудь пакость перед смертью. И не факт, что сама эта смерть была бы легкой.

- Пацан, ты крупно влип, - грустно вздохнув, сообщил ему один из телохранителей. Похоже, ему все это не нравилось. – Мало того, что вызвал полицию, так еще и босс не успел забрать нужное. Хозяин очень зол.
Не вставая, Акихито попытался пошевелить конечностями, проверяя их работоспособность. Кроме головной боли и ноющего ребра ничего не было.

«Так… надо выбираться отсюда, пока не явился этот «босс»», - подумал парень, но вслух сказал:

- Воды… пожалуйста.

- Обойдёшься, скоро тебе не до воды будет, - засмеялся второй мужчина. - Кровью напьешься.

Такаба попытался встать, притворяясь, что ноги не держат его. Он осторожно опирался на стену, к которой сумел подползти. Бандиты, наблюдая за этим цирком имени Такабы Акихито, дружно гоготали, держась за животы от смеха.

- Твою ж мать! – прошептал парень, услышав звук распахнувшейся двери склада. В сопровождении ещё одного, лысого типа, вошел убийца Асами. Ему было около сорока лет, лицо обрамляли темные волосы. Узкие, черные глаза смотрели с желчью и неприязнью, делая и без того не очень приятное лицо отталкивающим.

- Ну, здравствуй, птенчик. Из-за тебя я потерял документы и чуть не попался полиции. Как рассчитываться будешь? - с ухмылкой произнёс он. - Как же ты не вовремя пришел уборкой заниматься. Целее был бы. А так, что с тобой делать, не могу придумать.
Босс подошел к парню и схватил его за плечи, грубо встряхнув. Впившись глазами в лицо Акихито, убийца долго изучал его. Юноша притворился испуганным и растерянным, забившись в хватке костлявых пальцев, даже слезу пустил. Увидев требуемые эмоции, мужчина удовлетворённо кивнул.
- А ты ничего так, симпатичный, - гадко усмехнулся бандит. - Пока не решу, что с тобой делать, мы развлечёмся с тобой, птенчик.

От маслянистого взгляда бандита парень задрожал: сколько в нем было неприкрытой похоти и садизма. Мужчина схватил Акихито за руку и с силой дернул на себя, от чего у блондина подкосились ноги и он, едва удерживая равновесие, ударился коленом о прогнившие доски пола. Наблюдая за ними, присутствующие вновь залились звонким хохотом. Убийца потащил яростно сопротивляющегося парня к ящикам и, рывком подняв на ноги, перегнул через один из них. Стянув джинсы с парня до колен, он довольно заурчал, поглаживая округлые половинки, а потом пошловато шлепнул по ним. Такаба закричал, дернувшись, но один из телохранителей перехватил его руки, лишая возможности сопротивляться. Босс, похотливо сопя, надел презерватив и без подготовки ворвался в стройное тело, заставляя парня кричать, срываясь на хрип. Скоро по внутренней части бедер фотографа заструилась алая кровь.
Сколько времени длилось насилие, Акихито не знал. Лишь раздирающая, острая боль была его спутником эти минуты? Часы? Почувствовав приближение разрядки, босс стал вдалбливаться в изнеможённое, обмякшее тело с новой силой, заставляя фотографа содрогаться от омерзения и боли, надсадно всхлипывая. Наконец он кончил, опуская безвольное тело на грязный пол.

- Оклемается, ещё развлекусь. Не трогайте, пока я не наиграюсь, - последнее, что услышал Акихито, прежде чем отключится

Очнулся он на том же складе, дрожа от холода и боли. Было тихо и рядом никого не наблюдалось, только в подсобке, чуть поодаль, горел свет и сидел один из бандитов. Оно и понятно: зачем охранять того, кто даже двигаться не может, не то, что пытаться сбежать. Именно так решили бандиты, но после секса с Асами Такабе часто казалось, что танковая дивизия танцевала на нем всю ночь гопак, ведь он иногда гонял его до утра, выпивая все силы. А на утро парню надо было идти на работу. Поэтому, справившись с непослушным телом, Акихито натянул перепачканные джинсы, пока охранник наливал себе чаю. Как только тот занялся газетой, парень, не обращая на боль, вскочил и, прячась за вереницей ящиков, быстро побежал. Зная, что времени совсем нет, и вот-вот его отсутствие обнаружат, Такаба постарался найти укромное, тихое место и там затаиться.

Просидев там несколько часов и подождав, пока утихнет поднявшаяся в связи с его побегом суматоха, он, наконец, услышал шорох отъезжающих машин. Стараясь больше не испытывать судьбу, парень проторчал в своем импровизированном укрытии ещё какое-то время, а затем осторожно, оглядываясь по сторонам, побежал в сторону построек.

Только к вечеру он добрался до дома Токато. Приняв душ и переодевшись, он успокоил нервничающего друга и вызвал такси до аэропорта. Взяв билет до Гонконга, юноша выбрал самый дальний угол в аэропорту, где его не было видно, и стал послушно ждать свой рейс. Уже проходя на посадку, парень заметил промелькнувшую совсем рядом спину одного из убийц Асами и прибавил ходу, прячась за турникетом. Его заметили, но до самолета он добрался беспрепятственно, так как преследователей не пропустили на посадочную полосу. Следующий рейс был только через сутки.

Сев на своё место, Такаба провалился в глубокий сон и проснулся лишь спустя несколько часов, когда самолет начал заходить на посадку. Опасаясь слежки в аэропорту (ведь он не знал, какие у его преследователей связи), парень постарался затеряться среди прочих пассажиров.
Уже сев в такси, Акихито понял, что не знает, куда ему ехать. Фейлона могло запросто не оказаться в штаб-квартире. Запутавшись в череде этих мрачных событий, Такаба напрочь забыл предупредить мафиози о своем "внезапном" визите. Грязно выругавшись сквозь сжатые зубы, фотограф набрал номер, который ему прислал Фейлон по почте. Зарегистрирована симка была на какую-то уважаемую, престарелую леди, но, к счастью, Фейлону еще было далеко до нее.

- Вот это да, Акихито, чем порадуешь! - звонкий голос Фейлона зазвучал в трубке. - Ты же только по праздникам звонишь, когда Асами рядом нет! – столько в этом голосе было жизни и энергии… лидер Байше сильно изменился с того момента, когда они стояли совсем рядом, смотря друг другу в глаза. Тогда он казался выжатым и раздавленным, но что-то изменилось.

Сердце парня будто пронзило острием кинжала, а из глаз потекли слезы. Последние сутки он заставлял себя не думать о том, что случилось в квартире Асами, не думать о смерти человека, который стал ему самым близким и родным (пусть даже сам Асами так, вероятно, не считал), боясь сломаться. Но теперь, когда он находился вдали от опасности, горе придавило его, словно камнем.

- Фейлон, можно мне спрятаться у тебя ненадолго, если ты не против? – глухо, пытаясь сдержать дрожь, спросил Такаба.

- Я у себя, приезжай - поговорим. Тао тебя встретит, - откликнулся глава Байше и назвал адрес. - Когда тебя ждать?

Парень дал адрес водителю и спросил, сколько времени займёт поездка.

- Через полчаса буду, я уже в Гонконге.

- Быстро ты, видимо, есть от кого прятаться, - задумчиво протянул Фейлон. - Что это чучело выкинуло в этот раз? – веселясь, спросил Лю.

- Приеду - расскажу. Пока, - закончил разговор Такаба.

У дверей небоскреба его уже ждал Тао, недоумевающе разглядывая парня: избитый и несчастный, он представлял то еще зрелище. Фейлон встретил Акихито, сидя в своем любимом кресле и довольно улыбаясь, но, заметив состояние юноши, нахмурился.

- А теперь садись и рассказывай, что случилось, и почему ты так выглядишь? Куда опять влез? От Асами прячешься? - вопросы сыпались с губ Фейлона один за другим. – Тут он тебя быстро найдёт.
- Не найдёт, - тихо прошептал парень и заплакал, еле выговаривая слова от переполнявших его чувств. - Асами убили, а за мной началась охота, как за свидетелем.

Делая частые паузы, и натянуто всхлипывая, Такаба, путаясь и сбиваясь, рассказал лидеру Триады о том, что произошло в квартире Асами. Фейлон удивленно и несколько ошарашенно выслушал Такабу, решив для себя докопаться до истины: выяснить, кто заварил всю эту кашу. И наказать виновных.


***


Сознание возвращалось к Асами болезненными толчками. Он попытался понять, где находится, но мутная пелена на глазах делала окружающее смазанным и нереальным. Мужчина хотел приподняться на локтях и протереть сухие глаза, но боль и непривычная слабость сковывали тело. Постепенно взгляд раздраженных глаз смог сфокусироваться, и якудза понял, что находится в больничной палате.
- Чёрт, да что со мной такое? - подумал он, пытаясь вспомнить, что произошло. Виски пульсировали от боли, но мозг послушно восстанавливал картину того злополучного вечера. - Тондо Такеши, сукин ты сын. Да я тебя на куски разорву, - рыкнул мужчина, яростно сжимая кулаки. Катетер, вставленный в вену левой руки, неприятно шевельнулся внутри, вызывая сдавленное шипение. Никогда раньше Асами не чувствовал себя так гадко и беспомощно.

Позднее врач, пришедший на сигнал из палаты Асами, сказал мужчине, что жизнь ему спас бронежилет, который его буквально заставил надеть Киришима, узнав о встрече с конкурентами. Помимо этого, некий неизвестный свидетель вызвал полицию, которая вовремя подоспела и спугнула нападавших. Ранение в плечо при таком раскладе казалось сущим пустяком.

- Как скоро меня выпишут? – спросил Рюичи у врача. – И что с моими людьми?

Врач ответил, что выписать мужчину смогут самое малое через неделю-полторы, но Асами решил уехать прямо сейчас и нанять сиделку. Он даже знал, кто бы мог ею стать, но смутное беспокойство за фотографа играло на его нервах с азартом пианиста-первоклассника.

Распорядившись об уходе за своими, к счастью, живыми, но в реанимации, охранниками, Асами стал продумывать план мести своим несостоявшимся убийцам.

Квартира встретила его тишиной и ощущением запущенности. Она была идеально чиста (служба обслуживания постаралась на славу, отдраивая въевшуюся в паркет кровь), но чего-то не хватало.

- …или кого-то, - закончил мысль Асами. – Ну и где же этот несносный ребенок?

Он обошел весь пентхаус, вещи Такабы были на своих местах, но создавалось ощущение, что его самого тут давно нет. Телефон юноши также был вне зоны доступа. Никто из охраны даже предположить не мог, куда делся неугомонный фотограф, после нападения все внимание было сконцентрировано на лидере, а не на его любовнике, который обычно был головной болью Киришимы. Магнитный пропуск Такабы обнаружился в куртке, висевшей в прихожей.

Но и на работе парня не видели больше недели, а друзья ссылались на Токато. Неизвестность и неопределенность раздражала Асами, а потому он приказал привести Токато к нему. Еще через час Асами знал в деталях подробности исчезновения и злоключений Акихито – немаловажную роль в этом сыграли камеры видеонаблюдения. Было лишь одно место, куда мог податься фотограф, но Асами не знал, добрался ли он в целости и сохранности к Фейлону.


***



Фейлон с болью смотрел на то, как с каждым днем угасает золотой мальчик, интерес к жизни вытекал из него с каждой новой слезинкой. Акихито замкнулся в себе и отвечал на вопросы односложно:
- Давай, ты покушаешь? Хотя бы бульон выпей, - уговаривал Тао.

- Хорошо, - безразлично отвечал Аки.

- Как тебе сегодня каша? – спрашивал Фейлон, подкладывая Такабе вторую порцию яичницы с беконом.
- Очень вкусно, особенно варенье, - равнодушно кивал юноша.

Телефон Асами молчал и, не зная, что думать, Лю отправил в Японию одного из своих людей, разузнать, что же произошло на самом деле. Но известий пока не было.

В один из дней, зайдя в комнату Такабы, Фейлон долго рассматривал беспокойно мечущегося во сне юношу, с содроганием отмечая про себя то, как сильно похудел Акихито. Осторожно, чтобы не потревожить, мужчина откинул прядь светлых волос с покрытого бисеринками пота лба. Вечером юношу навестил Тао, но Такаба по-прежнему не просыпался, как и на следующее утро. Беспокойство охватило китайца, изо всех сил пытающегося привести Такабу в себя. Через час активных действий и растираний эфирными маслами юноша открыл глаза, но они были пустые и безжизненные. Он ни на что не реагировал, только слезы, скопившиеся в уголках глаз, поблескивали в лучах пробивающегося сквозь неплотно задернутые шторы солнца.
Звонок из Японии обрушился на лидера Триады как снежный ком.

- Фейлон, - без предисловий начал якудза, - Такаба у тебя?

- Чёрт! Асами, ты живой! - задохнулся от неожиданности и облегчения Фейлон.

- А ты, смотрю, и не рад вовсе. Ответь на вопрос, - бесстрастный голос вернул китайца на землю.
- Нет, он… не с нами, - пространно произнёс тихим голосом лидер Байше. – Приезжай сюда, может, хоть тебе удастся его вернуть.

- Откуда вернуть, что ты несёшь? – раздраженно спросил Рюичи, и, судя по звуку, ударил кулаком по столу. - Что вообще происходит?

- Асами, он в себя уже третий день не приходит, и у меня не получается вытащить Акихито из того состояния, в которое он сам себя ввел, - устало объяснил Фейлон. – Приезжай, вдруг ты сумеешь ему помочь.

- Твою мать! Жди, скоро буду, - прорычал Асами и бросил трубку.

Первые дни Такаба старался не показывать своего состояния: он ходил, разговаривал и даже иногда рассеянно улыбался. Но ночами боль от потери накатывала новой волной, сметая все психические щиты юноши. Изредка ему удавалось провалиться в забытье, устав от еле сдерживаемых рыданий. Так прошла одна, казавшаяся бесконечной, неделя, дни которой были как близнецы похожи друг на друга.

- Для чего я тогда сбежал, - тихо шептал в отчаянии Акихито, - надо было рядом лечь и умереть.
Он настолько сросся душой с Асами, что не мог воспринимать мир без него. С его Асами, таким властным, жестким, грубым и таким любимым. С Асами, который подчинил все его желания и так крепко заполнил собой жизнь паренька, что с его смертью казалось, будто бы кто-то вытащил из фотографа стержень, и он сломался. Почти пустая оболочка пыталась двигаться, создавая иллюзию жизни, но, увы, никого не смогла обмануть. Как и следовало ожидать, пришёл день, когда встать с постели ему показалось непосильной задачей, и он соскользнул в спасительную тьму. Пустота окружила Такабу со всех сторон и топила в себе, парнишка захлебывался в своей беспомощности. Акихито не знал, сколько времени находился в этом состоянии. Отчаянье и безысходность наполнили его сердце.


***



Асами уверенно ступал по бесчисленным коридорам штаба Фейлона в Гонконге.

- Быстро же ты поправился, - поприветствовал его Фейлон, поднимаясь навстречу мужчине.

- Где Акихито? - нетерпеливо перебил главу Триады якудза. - Проводи меня к нему, пока не стало слишком поздно.

- Ну что ж, идём, только не питай иллюзорных надежд, - печально проговорил Лю. - У меня так и не получилось вывести его из этого состояния. Только глаза открыл, и всё, больше я ничего не смог сделать.

- То - ты, а это - я. Из-за меня он в таком состоянии. У меня должно получиться, - уверенно сказал Асами. Нет, так просто он был не намерен отпускать мальчишку. Он был готов вырвать его даже из цепких лап смерти. Фотограф принадлежит ему и точка. – Веди, не задерживай.

Они тихо зашли в комнату мальчика, находящегося в странном состоянии между сном и реальностью. Глаза бесцельно смотрели в потолок и, казалось, даже не видели его. У Рюичи перехватило дыхание, когда он увидел своего любовника в этом состоянии.

- Акихито, - нежно позвал он, опускаясь перед кроватью на корточки. - Очнись, мальчик мой, прошу тебя.
Асами дотронулся до щеки фотографа, вглядываясь в лицо, он пытался найти в этом застывшем, равнодушном выражении хоть какие-то признаки сознания, но любимые глаза, хоть и были открыты, не выражали ничего. Если бы не слабое дыхание, то Рюичи мог бы подумать, что он пришёл слишком поздно. Асами наклонился над любовником и, нежно шепча имя Такабы, начал покрывать поцелуями его лицо и руки, надеясь на отклик.

Темнота вокруг Такабы стала почти осязаемой, она мешала дышать и липкой, противной массой давила на сознание. Но, словно издалека, до Акихито донесся голос любимого человека. Голос… Такаба принял его за очередное бессмысленное видение, череда которых мучила его во снах. Просто галлюцинация, но такая живая… Он встрепенулся, когда теплая ладонь коснулась его кожи, а влажные и горячие губы начали покрывать его поцелуями, словно стараясь отогреть.

- Ты пришёл за мной, - подумал Акихито. - Я не могу без тебя… Думал, что могу… а оказалось, что нет. Забери меня с собой, куда угодно забери… Я спущусь с тобой даже в ад.

Тело фотографа покрылось мурашками, чувствуя такие знакомые и родные прикосновения. Такаба потянулся им навстречу, отчего стало значительно легче дышать. Сморгнув выступившие слезы, парень повернулся к тому, кто дарил эти нежные прикосновения.

- Асами, - прошептал он имя любовника и потянулся к нему, выпрашивая поцелуй. И мужчина ответил ему, властно притягивая за подбородок лицо любовника и впиваясь в его губы с яростью и отчаянием. Создавалось впечатление, что они пережили разлуку длиной не в недели, а – десятилетие. Немного придя в себя, Акихито попытался всмотреться в знакомые черты лица, всё ещё не веря в реальность происходящего.

- Живой, ты живой! - потрясённо пробормотал фотограф и протянул руки, чтобы дотронуться до такого родного лица. Когда рука мальчика, не встретив преград, дотянулась до Асами, фотограф с тихим всхлипом кинулся на шею Рюичи, судорожно обхватывая его руками и сбивчиво шепча что-то. Плакать он уже не мог, лишь мелко подрагивал.

- Ну, ну тише мой хороший, тише, - ласково поглаживая парня по спине и прижимая его к себе, жарко шептал мужчина. - Я живой, я здесь, все хорошо.

- Гад, ублюдок, - закричал Акихито, молотя Асами по груди кулаками. - Я думал, ты умер! Не представляешь, что я чувствовал! Не смей больше меня так пугать, идиот!

- Слава богу, ты пришел в себя! - облегчённо сказал Фейлон. – Но раз ты уже можешь кричать на него, то я уверен, что с тобой будет всё хорошо.

- Уйди, Фейлон, - глухо произнёс Асами. - Оставь нас одних.

- Как скажешь, не буду вам больше мешать, - ухмыльнувшись, промолвил лидер Триады и, выходя из комнаты, подсказал: - Смазка в тумбочке, слева от кровати.

Руки и губы Рюичи были везде, Акихито терялся в ощущениях. Родные и теплые прикосновения заполнили ту зияющую пустоту, которая образовалась в его сердце. Он всем телом жаждал почувствовать, что это не сон, и сам выгибался навстречу любовнику, ласкал его, боясь отпустить. Асами нетерпеливо сорвал со своего любовника одежду - отбросил её прочь, - ему не меньше самого Такабы не терпелось прикоснуться к телу партнера. Опустив фотографа спиной на кровать, мужчина уселся между широко разведенных бедер. Гибкий, стройный и болезненно бледный парень извивался под его требовательными ласками, прося о большем; сильные пальцы, растягивающие Акихито, приносили немыслимое удовольствие. Но долго это продолжаться не могло, оба любовника истосковались друг по другу.

- Ну, давай уже, не тяни, - шипел парень на своего мучителя. - Возьми меня!

- Я тоже по тебе скучал, малыш, - усмехаясь, произнёс Асами, лаская губами член Акихито. - Потерпи ещё немного.

- К чёрту! - почти кричал парень. - Докажи мне, что ты живой, ублюдок!!

- Как скажешь, сладкий, как скажешь, - не желая больше ждать, подчинился Рюичи.

Смазав себя, Асами одним привычным толчком вошёл в желанное тело. Юноша выгнулся, протяжно застонав. Остановившись на мгновенье, мужчина притянул к себе Такабу и впился в губы страстным поцелуем. Акихито крепко обвил своими ногами торс любовника и постарался насадиться ещё глубже, заставив Асами сдержанно зарычать.

- Какой нетерпеливый, мой малыш, - жарко прошептал Асами на ушко, вызывая стон желания у парня. - Не торопись.

Такаба с силой сжал внутренние мышцы и, подчиняясь инстинкту, Рюичи начал двигаться быстрее. Наслаждение пульсировало в такт движениям, накрывая ошеломляющим оргазмом. Тяжело дыша, они отходили от захватывающих ощущений.

- Слезь с меня, чудовище, мне в душ надо, - через какое-то время произнёс Акихито, пытаясь выбраться из-под Асами.

- О, так ты ещё говорить можешь? - плотоядно облизнулся якудза. – Значит, можем продолжить!

- Да постой ты, мне на самом деле надо! Пусти! - вывернувшись из объятий любовника, парень, пошатываясь, пошёл в ванную.

Включив воду, Такаба встал под струи тёплой воды, смывая с себя всё, что накопилось за последнее время: напряжение, отчаянье и страх. Его начало колотить от опустошенности и холода, как вдруг появились сильные руки, растирая и разминая затёкшие мышцы.

- Ты чего, малыш, всё уже хорошо, успокойся, - Асами целовал его плечи, легонько их покусывая.
Юноша развернулся к нему всем телом, обнимая за шею и подставляя губы для поцелуя. Желание полностью захватило его, заставляя тело выгибаться и трепетать под опытными руками любовника. Парень опустился на колени и приник губами к стоящему члену, разом захватывая головку. Стараясь доставить больше удовольствия, он стал вспоминать те приёмы, от которых у Асами сносило крышу. Стоны мужчины приобрели рычащие нотки, когда Аки вобрал в себя его член почти целиком. Почувствовав приближения разрядки, он отстранил от себя юношу и рывком поднял его на ноги. Развернув Акихито спиной к себе, Рюичи ввёл два пальца в анус парня, растягивая и стараясь возбудить, стимулируя простату. Теперь уже Акихито стонал в голос, насаживаясь на пальцы любовника.

- Я не могу больше ждать, - хрипло произнёс Асами и, наклонив любовника, ворвался в него.
Придерживая за бёдра и не давая упасть, мужчина толкнулся несколько раз, находя нужный угол проникновения и, удовлетворённый, начал вбиваться в парня, вырывая у того крики наслаждения.

- Асами... я сейчас... - еле шевеля губами, произнёс Акихито. - Сейчас...

- Вместе, - попросил Рюичи и ускорил темп.

Волна оргазма накрыла юношу вновь, и он медленно осел на кафельный пол, поддерживаемый заботливыми руками.

Вымыв мальчика и завернув его в полотенце, он положил его на кровать. Убедившись, что обморок перешёл в глубокий сон, мужчина оделся и вышел из комнаты.


***



Банда Тондо Такеши в полном составе была экстренно собрана на складах. Главный конкурент был устранен, а потому сделке с наркодиллерами ничто не угрожало, в глазах лидера группировки буквально прыгали нолики ожидаемой прибыли. Пока только нолики, но в скором времени слева к ним должна была приписаться единичка. Гангстер сидел в окружении своих людей и обговаривал детали будущей сделки. Охрана была расставлена по периметру порта и вокруг самого склада, а сам Тондо вольготно восседал на одном из ящиков, играясь с пистолетом, как в дешёвых гангстерских боевиках.

Когда с делами было покончено, Такеши призвал к себе троицу, упустившую Такабу.

- Как вы могли проворонить этого сопляка? – в гневе скорый на расправу якудза был страшен. - Он свидетель, вы – дерьма кусок! Если малец пойдёт в полицию, то всех нас накроют. Пока мне удалось сгладить ситуацию, шавки Асами слишком переполошены, чтобы контролировать легавых… - задумался мужчина, - но мне бы не хотелось осложнений.

- Да ладно вам панику наводить, босс. Две недели прошло, - произнёс один из громил, державший Такабу за руки, пока босс насиловал его. – Если щенок до сих пор не высунулся, то, скорее всего либо затаился, либо сдох. Не удивлюсь, если он сам на себя руки наложил! – разразился телохранитель хохотом.

- Мы установили слежку за всеми точками, в которых он засветился, - поддержал второй. – И нам прекрасно известно, как он выглядит.

- Не смейте его калечить, он нужен мне целехоньким, - усмехнулся главарь, задрожав от предвкушения скорой расплаты: он еще помнил, как этот сладкий мальчик бился под ним, заходясь в крике. – Я хочу познакомиться с ним ближе, он довольно вынослив. Поймайте его прежде, чем прибудут тайваньские партнеры.

- Так точно, босс, - залебезили громилы, не на шутку перепугавшиеся после побега Акихито. – Нам тоже понравилось шоу, - пошловато улыбнулся тот, кто держал юношу.

- Он будет у вас еще до заключения контракта. Наш подарок Вам, такое событие нужно отметить с размахом!

- Куда ты так торопишься, Тондо? – тишину склада разорвал низкий голос «мертвеца». – Не ожидал меня здесь увидеть? – к ошеломленным бандитам приближался тот, кого они не ожидали увидеть живым – Асами Рюичи.

Асами пришлось как следует попотеть, чтобы инсценировать свою смерть, газеты буквально пестрели заголовками о насильственной смерти молодого бизнесмена, а полиция перевернулась с ног на голову… но, опять же, нигде не было написано ни о панихиде, ни о месте захоронения довольно влиятельного человека в Токио. Несуразные потоки информации породили множество слухов, но успокоили Тондо, который был уверен в том, что не промазал ни разу.

- Ты пытался меня убить, тварь, и считаешь, что это просто сойдёт тебе с рук? - взгляд Асами прожигал Такеши насквозь. – Знаешь, что бывает с предателями?

- Как тебе удалось выжить, открой секрет? - слова Тондо сочились сарказмом, но коленки подкашивались. - Я же стрелял в сердце. Или у тебя его нет?
Он совсем не боялся Рюичи, ведь вся его банда была здесь, на складе, и их числа было достаточно, чтобы расправиться даже с Асами.

- Мне повезло, полиция приехала вовремя, - поделился новостями якудза. - А насчёт прямого в сердце… Знаешь, есть такая вещь полезная - бронежилет называется.

- От прямого в голову тебя он не спасет, - истерично засмеялся Тондо, взводя курок. – Кстати, мальчишку, вызвавшего полицию и помешавшего моим планам, мы нашли. Смазливые у тебя уборщики, Асами, и такие горячие, - Тондо сделал вид, что облизывает дуло пистолета, пошловато подмигивая опешившему якудза.
- Что ты сказал? Какие уборщики? - спросил Рюичи. - Ты имеешь ввиду обслугу комнат? Так мне всё равно, какие они, я на них внимания не обращаю.

- А стоило бы! Какие у него были удивленные и расстроенные глазки, когда он зашел в комнату. Мы его уже «поблагодарили» за все хорошее, - мерзко усмехнулся Такеши. - Сладкий оказался, сучонок, кричал только громко. Но я с ним всё равно хорошо поразвлёкся, попка у него просто класс. Хилый только совсем, стоило "приласкать", как он спёкся.

Неконтролируемая волна ярости заполнила всё существо Асами, когда он понял, кого Тондо имел в виду. Кроме Акихито в тот вечер к нему никто не должен был зайти, а Такеши мужчина впустил сам.
- Ты посмел тронуть то, что принадлежит только мне! – тон голоса якудза вымораживал душу. - Ты за это заплатишь, урод!
- Не бросайся такими громкими словами, Асами, ты пришел на мою территорию один, - двух телохранителей мужчины Тондо проигнорировал. – И сдохнешь один, как собака.

Асами лишь усмехнулся, подав короткий сигнал рукой. Склад заполнился людьми Рюичи, быстро сметавшими сопротивление банды Такеши. В живых осталось лишь несколько шестерок несостоявшегося наркобарона и он сам.

- Один говоришь? - холодно переспросил якудза и, достав пистолет, приставил его к виску Такеши. – Продолжим? Никто не смеет трогать моего Такабу!


***



Такаба открыл глаза и сразу же закрыл их. Плохой сон. Он вновь был в Японии, дома, в своей теплой постельке. Подождав, пока бешеный ритм сердца придет в норму, фотограф вновь открыл глаза. Да, все как прежде.
Выпутавшись из сбитых простыней, он поплелся в ванную. Этой ночью ему не удалось отдохнуть ни секунды, кошмары и болезненные воспоминания по-прежнему продолжали терзать рассудок Акихито, но в себя он больше не уходил.

После душа Такаба наткнулся в зале на странную компанию из двух охранников и доктора. Врач осмотрел его и оставил рецепт на столе, порекомендовав усиленное питание и свежий воздух.

- Юноша, в ваши годы я был бодр и силен как лань! – качал головой мужчина, чьи виски были обрамлены сединами. – Как можно за полторы недели довести себя до такого состояния? Будь вы моим сыном – выпорол бы! – погрозил врач и удалился.

- Начинается, - уныло подумал парень. - Не успел вернуться, как мой каждый шаг вновь контролируют.

Выполнив все предписания и послав в аптеку за лекарствами одного из телохранителей (чему тот не слишком обрадовался), Такаба почувствовал себя гораздо лучше. Он по-прежнему ворчал без умолку, но в глубине души был рад вернуться домой, к Асами. Решив сделать Рюичи сюрприз, Такаба навострил лыжи за продуктами, но у выхода его перехватил телохранитель. Вместе они дождались возвращения второго мужчины, и вручили новый список. Столько отборной брани Такаба еще не слышал в своей жизни.

Немного подумав, юноша решил обидеться (для проформы) и начал яростно набирать номер любовника.

- Мне что, уже и на улицу выйти нельзя? – без предисловий начал он. - Долго ты меня взаперти держать собрался?

- Успокойся, скоро буду, - Асами был рад услышать родной голос. - Ты как всегда меня не слушаешь. Оставайся дома и никуда не выходи.

Вскоре нужные продукты были доставлены, и за подготовкой сюрприза юноша забыл о выдуманной обиде. Погрузившись в работу с головой, он не сразу заметил, что за ним уже какое-то время неотрывно наблюдают золотистые глаза.

Представшее перед ним зрелище Асами очень понравилось. Ему было жаль отвлекать неугомонного юношу, разрушая видимость уюта и тепла. Когда Такаба был вот так чем-то увлечен, он совершенно изменялся, становясь спокойным и домашним. Но момент был упущен, и Акихито вновь превратился в маленького, неуправляемого монстра, который постоянно попадает в неприятности. Но этот монстр был самым главным в жизни Асами, якудза понял это, оказавшись на границе между жизнью и смертью. Если бы его убили или раны оказались более глубокими, он бы не успел спасти своего мальчика. Такаба угасал на руках у Фейлона… нет, такого Асами никогда бы не допустил!

Рюичи притянул к себе свое неугомонное чудо, сжав в объятиях. Вначале Такаба испугался, пытаясь вырваться, но после умиротворенно приник к широкой груди любовника, устало закрыв глаза.

- Чёрт, напугал, идиот! – Акихито вновь попробовал вывернуться из сильных рук Асами. - Не делай так больше, у меня чуть сердце не выскочило из груди.

- Не бойся, я бы его поймал, - усмехнулся Асами, глядя на рассерженную мордашку своего любовника. - Что ты готовишь?

- Еду, не видишь, что ли, - огрызнулся парень. - Скоро закончу.

- А потом кончишь для меня, хорошо? - с улыбкой, глядя в расширившиеся от удивления глаза, попросил Рюичи. – Обещаю, тебе понравится.

- Отстань, извращенец! Я кончу, когда захочу! - сказал Акихито и зажал рот ладошкой, сообразив, что он только что сказал. - Всё из-за тебя. Отвали, я готовлю.

Поймав парня за талию и притянув к себе, Асами запечатал его чересчур болтливый рот поцелуем. Когда Такаба ослаб в его руках от нахлынувших чувств, Асами резко отпустил его, прислонив к кухонному столу.

- Я подожду, когда всё будет готово. Но знай, я тоже пойду, подготовлюсь к нашей ночи, - сказал он, хитро улыбаясь. – Обещаю, сегодня ты спать не будешь.


*Кондоми́ниум (лат. con — вместе и dominium — владение) — совместное владение, обладание единым объектом, чаще всего домом, но также и другим недвижимым имуществом. Понятие «кондоминиум» получило большое распространение в ряде государств, в частности в США.