trikster3009
Бог создал каждой твари по паре..... итак где МОЯ ТВАРЬ
Автор: trikster3009
Беты(редакторы): НАТАНИЭЛЬ_УОРКЕР
Фэндом: Finder no Hyouteki
Основные персонажи: Асами Рюичи , Такаба Акихито
Пэйринг или персонажи: Асами/Акихито
Рейтинг: R
Жанры: Слэш (яой), Ангст, POV
Предупреждения: OOC, Изнасилование, Секс с использованием посторонних предметов
Размер: Мини, 19 страниц
Кол-во частей: 10
Статус: закончен
Описание:
Попавшись на глаза, уноси ноги. Не успел - сам виноват.
Публикация на других ресурсах:
Только с разрешения
Примечания автора:
my.mail.ru/mail/trikster3009/photo/_myphoto/42.... Это что-то похожее на Гарем


День начинался просто великолепно. Такаба Акихито шёл по улицам Токио и тихо насвистывал. Ему поручили важную съёмку!!! В страну приехал арабский эмир со своей свитой и давал приём в честь сотрудничества стран. И вот Такаба выбран, чтобы сделать такие важные для газеты и его карьеры снимки. Он собирался быть на высоте!
Резиденция Эмира поражала своим убранством и роскошью. Столько репортёров собралось со всех газет Токио, не сосчитать. Стараясь изо всех сил Акихито умудрился даже сфотографировать лицо эмира с близкого расстояния и не быть отброшенным охраной. И вот теперь он шёл с приёма в редакцию передать такие ценные кадры главному редактору. Когда перед ним затормозил чёрный лимузин, Аки даже почти не растерялся, а только почувствовал небольшую досаду. Теперь снимки он занесёт в газету не раньше следующего дня, за что и получит нагоняй. Обидно, блин. Охранник вышел и распахнул перед ним двери машины. По привычке Акихито подошёл и заглянул в них, прежде чем с ворчанием забраться внутрь. На сидении вальяжно расположился статный мужчина тридцати пяти лет, с тёмными длинными волосами и карими глазами, ими он и пожирал юношу.

- Что за чёрт? - отпрянул фотограф не найдя привычного Асами на месте пассажира.

Сзади к нему вплотную подошёл громила и, прижав платок с хлороформом, сковал все возможные движения Аки. Дёрнувшись пару раз, парень отключился и безвольно повис на державших его руках. Закинув обмякшее тело в салон, мужчина сам сел в машину и продолжил движение как ни в чём не бывало.

***

Эмир Тербиз Фуджейрский откровенно скучал, сидя на приёме. Ему до ужаса надоели все эти люди, и он хотел только одного: убраться как можно дальше от этого скопища простолюдинов. Верный слуга Ариз подливал скучающему величеству вина. Как вдруг унылое времяпрепровождение закончилось, его взор упал на нечто заинтересовавшее его настолько, что всю леность как рукой сняло.

- Кто это? - карие глаза смотрели прямо на интересующий его объект. - Хочу его!

- Будет исполнено, Ваше Величество.

И вот через каких то два часа объект вожделения находился прямо перед ним. Чистый, спящий, связанный и готовый к употреблению. Блондин так мило во сне посапывал, что у Эмира сносило крышу, и он готов был приступить к делу, не дожидаясь, когда очнётся парнишка. Вдруг в сложенных вещах блондина зазвонил телефон, и он стал просыпаться, пытаясь прийти в себя после наркотика. Тебриз подошёл и взял трубку.

- Тебя где носит, маленькое чудовище? - на том конце кто то грозно прорычал в трубку. - Уже одиннадцать, а ты ни дома не появляешься, ни звонишь, что задерживаешься.

- Он больше не придёт домой, - с ехидной полуулыбкой промурлыкал эмир. - Я оставлю этого сладкого мальчика себе. Не волнуйтесь, я о нём позабочусь.

- Ты кто такой, и где Такаба? - ответившим голосом можно было замораживать воду. - Если ты тронешь его хоть пальцем, я тебя убью.

Эмир подошёл к постели и начал одной рукой ласкать дёрнувшееся тело. Другой рукой он поставил телефон на громкую связь и положил его рядом. Очнувшийся Акихито изо всех сил вырывался из пут, пытаясь кричать, но из-за кляпа это у него не получалось.

- Красавчик пришёл в себя, а значит, настало время поразвлечься. Такаба, говоришь? Красивое имя, - рывком мужчина перевернул Акихито на живот и притянул колени к груди, несмотря на отчаянное сопротивление парня. - Какая у него кожа гладкая и нежная, я даже не знаю, с чего мне лучше начать. Ничего не посоветуешь?

- А ты нахал! Ты разве не знаешь, что бывает с теми идиотами, кто пробует прикоснуться к тому, что принадлежит мне? - стальные нотки в голосе говорившего пронзали насквозь. - Я повторять не буду. Освободи Такабу, и я оставлю тебя в живых.

Эмир смазал свой вставший член и приставил его ко входу. Одним мощным толчком он ворвался в неподготовленное тело, крепко держа его за бёдра, грубо впиваясь пальцами в нежную кожу. От дикой боли Акихито заорал так, что крик пробился через кляп и был услышан Асами. Задёргавшись, он попытался уйти от этой разрывающей боли, но на следующем толчке провалился в глубокий обморок.

- Слабенький у тебя мальчик: стоило вставить, как он отключился, - продолжая трахать безвольное тело, ехидно сказал Тебриз. - Ну, я обучу подчинению и даже получать от этого удовольствие.

Не обращая внимания на угрозы в ответ, эмир закончил своё удовлетворение и с громким стоном кончил внутрь блондина. Откинувшись на подушки, он взял в руки телефон и продолжил разговор как ни в чём не бывало, жадно глядя на истерзанное тело.

- Какая жалость, кровь, порвался наверное, теперь, пока домой не вернёмся, придётся оставить его в покое, - лаская связанное тело, наслаждался реакцией голоса на другом конце Тебриз. - А я то надеялся в долгой дороге ещё поразвлекаться.

Громко хохоча, эмир повесил трубку. Позвав слуг, он приказал срочно избавиться от телефона и привести мальчишку в порядок: им предстояло возвращение назад, в Эмираты.

Суо и Киришима изображали мебель, их босс был в ярости. После того, как он сначала долго ждал своего питомца, он начал нервничать. Потом, раздраженный из за невозможности снять стресс своим любимым способом, с Такабой, Асами ему позвонил. И начался ад. Рюичи сидел и невидяще глядел в одну точку. Его лицо было бледным. Руки машинально поглаживали пистолет. Тот идиот, что обнаружился на другом конце линии, забрал принадлежащее якудзе по праву. И даже посмел нанести вред Акихито. Асами передёрнуло, когда он вспомнил дикий хриплый крик, пробивающийся из под кляпа. Его любовника ранили. Рюичи уже мысленно сто раз убил этого придурка всевозможными способами. Но он не знал, где сейчас находиться тот кретин, что прикоснулся к Такабе. Приезжий кретин. Почему приезжий? Ну так все бандиты в Токио давно знали, какими последствиями чревато похищение любовника самого влиятельного человека в Токио. Да чего в Токио, во всей Японии не было такого дурака, который бы косо поглядел на Аки. И потом этот придурок сказал что-то о долгой дороге...

- Узнать всё: где Такаба мог пересечься с приезжими в ближайшие сутки, - от голоса Асами занервничал даже громила Суо. - Немедленно.

Вскоре стало известно, что Акихито выпала честь фотографировать приезжих эмиров на саммите. А это означало, что именно один из них или их окружения положил глаз на Такабу. Асами дипломатия не волновала, у него она была всегда своя. Надо было узнать точно, кто нынешний кандидат в покойники, и доставить его и Акихито к Рюичи. Но когда якудзе сообщили, что посольство уже вылетело из страны, в гневе он разбил вдребезги хрустальную пепельницу, швырнув её в стену. Теперь придётся ехать в Арабские Эмираты и там искать по своим источникам непоседу, опять вляпавшегося в неприятности на свою очень хорошенькую задницу. Поиски грозили затянуться на неделю или больше, ведь в чужой стране у Асами хоть и были связи, однако же не настолько эффективные, как в Японии.

***

Фуджейра, дворец Аль-Хейль. Тебриз откровенно скучал: его новая игрушка оказалась очень строптивой. Этот парнишка никак не хотел подчиняться, он был дерзким и непокорным. Надо было срочно найти способ. Эмиру надоело рвать мальчишку, ведь после этого он не мог с ним развлекаться целых двое суток. И когда наконец Тебризу предоставили то, чего он хотел, не воспользоваться этим было бы полным идиотизмом. Зажав в руке средство, он пошел в сторону гарема, чтобы опробовать способ подчинения строптивого блондинчика.

В купальнях гарема народу почти не было, только пять наложников и охранники-евнухи. Акихито сидел на лежаке и составлял план очередного побега. Он уже трижды пытался сбежать из ненавистного дворца, но все его попытки проваливались почти сразу после начинания. Такаба не знал, сколько он сможет ещё сопротивляться эмиру; боль от насилия заставляла мальчишку сомневаться в своих силах. Он боялся, что придёт время, и он уже не сможет терпеть её и сдастся. Поэтому раз за разом пробовал улизнуть отсюда и вернуться домой. Заметив, что охранники дружно поклонились, Такаба резко обернулся. Эмир Фуджейрский посетил собственный гарем - выбрать партнёра на ночь. Наложники, весело щебеча, окружили своего господина. Отодвинув их от себя, эмир направился к вожделенной цели. Встав напротив Акихито, он долго его разглядывал.

- Ты сегодня мой, - произнёс Тебриз, и Аки задрожал от воспоминаний. - Сегодня ты будешь послушным - я об этом позаботился.

- И что на этот раз: наручники, бондаж или хлороформ? - натянуто улыбаясь, спросил Такаба. - Ты же знаешь, я буду сопротивляться до отключки. Тебе не надоело?

- Надоело, - эмир подошёл вплотную к парню и погладил того по плечу. - И поэтому ты теперь не сможешь дёргаться всё то время, что я буду в тебе.

С этими словами он приказал держать Аки двум евнухам, а сам, с силой открыв его рот, высыпал туда содержимое пакетика, который держал в руке. Взяв со столика стакан с соком, он насильно вылил практически всю жидкость, заставив Акихито проглотить наркотик. Надрывно кашляя, Такаба задёргался в крепкой хватке охранников.

- Что за фигню ты мне дал? - смаргивая набежавшие от кашля слёзы, просипел блондин. - Какого черта тебе надо, почему ты меня не отпустишь?

- Это был новый наркотик, мои химики очень для меня постарались, создавая его, - вглядываясь в стальные глаза, Тебриз улыбался. - Все твои мышцы сейчас расслабятся полностью. Ты будешь всё чувствовать, но двигаться уже не сможешь.

- Я не хочу стать наркоманом, ты идиот! - паника охватила Акихито.

- Не бойся, не станешь, к нему не привыкают, - наблюдать, как слабеет юное тело, было чертовски приятно. - Это всего лишь релаксант.

В голове у парня стало пусто, и он от слабости опустился на лежак. Ещё минутка, и двигаться не получалось; несмотря на усиленные попытки тело стало совершенно бесполезным.

- Вымыть снаружи и изнутри, полностью приготовить его для ночи со мной, - эмир раздавал приказы рабам. - Через час он должен быть у меня.

Развернувшись, довольный, он прошествовал к выходу из купален.

Асами Рюичи был настолько зол, насколько это вообще было возможно, даже его преданные люди - Суо и Киришима - старались лишний раз не показываться ему на глаза без какой-либо ценной информации о его любовнике. Уже в течение целого месяца якудза пребывал в Арабских Эмиратах, пытаясь отыскать след похитителя и вновь натыкаясь на глухую стену неизвестности. Двенадцать эмиров уже принимали Асами, двенадцать раз он искал сотрудничества, шёл на уступки и подписывал не очень выгодные контракты, всё лишь для того, чтобы главы Эмиратов помогли якудзе в поисках неугомонного паренька. Но, видимо, удача была не на стороне Асами: он так и не смог узнать, куда же, чёрт подери, скрылся этот смертник с Акихито на руках. Чем больше проходило времени, тем яростнее становился Рюичи, и уже сдерживать себя ему не представлялось возможным. Оставалось посетить ещё четырех эмиров, и если после этого он не найдёт Аки, то... Он даже не хотел об этом думать. Он обязательно должен найти своё блондинистое чудовище. Рюичи никогда не делился своей собственностью, а его малыш уже давно перешёл из раздела "собственность" в раздел "личные любимые неприятности", и вот за него Асами готов был стереть с лика планеты такую малость, как Объединённые Арабские Эмираты. Направляясь в следующий дворец к очередному должнику, Асами уже кипел от ярости и в любую минуту мог мирные переговоры со своим партнёром перевести на другой уровень отношений. И он точно знал, кто из этого выйдет победителем. Когда якудза зашёл в огромный зал, его немного удивило наличие его других союзников и даже конкурентов. Решив таким образом узнать новую информацию для того, чтобы надавить на слабость партнёров и получить всю доступную им помощь.

***

Это было восхитительно, вот уже почти две недели его новенькая игрушка ощущала на себе все прелести нового наркотика, его эффект, время действия и, конечно же, отходняки. Тебриз не солгал: к новому наркотику не было привыкания, но вот последствия, когда действие заканчивалось... Как же всё это было великолепно. Благодаря Аки в роли первоиспытателя эмир Фуджерийский готовил к выходу на мировой рынок новый препарат.

- Малыш, у нас с тобой сегодня важное представление: мы с тобой покажем всем присутствующим, какими превосходными качествами обладает ненавистный тебе порошок, - мужчина с вожделением смотрел на свою любимую куколку, у которой из стальных глазок текли слёзки. - Мы с тобой покажем всем, как ты легко принимаешь меня и не только. Всё, что мне позволяет делать с тобой наркотик, увидят и попробуют все мои гости, так что приготовят тебя, и начнём.

Акихито подняли на руки четверо евнухов и понесли в купальни: им предстояло привести в нужное состояние любимую игрушку хозяина. Мальчишку посадили в ванную и начали мыть, не пропуская ни единого сантиметра его нежной кожи. Сразу после очистки его изнутри Аки принялись одевать и расчёсывать. В волосы вплели яркие пряди и бусы, укладывая их на голове в виде корзинки и опуская виться по спине до талии. Сверху на голову прикрепили газовую вуаль и опустили, прикрывая лицо таким образом, чтобы лишь тот, кто будет достаточно близко, смог разглядеть, какая красота прячется за плотным полотном. Для того, чтобы лучше оттенить невероятной нежности и цвета кожу, на парня одели шёлковое болеро цвета утреннего неба, расшитое золотой нитью. На ноги были пристроены некие подобия шаровар из такой же ткани и с тем же узором, что и болеро, но только широкое полотнище не было сшито с внутренней стороны , а только перехватывалось на бёдрах и на тонких щиколотках широкой золотой тесьмой, предоставляя легкий доступ к юному телу. На руки Аки одели витые браслеты, которые охватывали запястья и поднимались до локтей невесомыми узорами. Кукла Эмира была почти готова, осталось только на ступни одеть легкие туфельки из прочного шёлка, и можно выносить игрушку напоказ.

POV Акихито


После того, как этот извращенец всыпал мне в рот какой-то порошок, начались две недели моего личного ада. Он делал со мной такие вещи, о которых даже в постели с Асами я не догадывался. Но самое обидное в том, что если раньше я мог хоть как-то сопротивляться, то сейчас я получал все его извращения и совершенно не мог его даже укусить. Эмир никогда не отказывал себе в удовольствии помучить меня своими игрушками, перед тем как начать вбивать меня в кровать(ковёр, стол и другие поверхности, которые он считал приемлемыми для траха). Его любимым развлечением стало( кроме того факта, что я не мог двигаться) давать мне афродизиак и смотреть, как я мучаюсь от невозможности прикоснуться к себе и получить хоть какую-то разрядку. Только стоны, переходящие в полузадушенное мычание, могли срываться с моих губ. Слёз я, наверное, выплакал на годы вперёд, но они уже тупо не прекращали катиться из глаз. Боль - это всё, что я мог чувствовать, точнее, что мне разрешали чувствовать. Оргазм и тот был настолько болезненным, что после него я обычно проваливался в обморок. А он, глядя на всё это, только смеялся и говорил какие-то глупости типа "мой сладкий, мой хороший". Тебриз испытывал новое средство на мне, он так и сказал, что это изобрели специально для меня и я должен ему "помочь" выяснить, как он действует. Каждый раз это была новая доза; он смотрел, насколько её хватает и как при этом можно издеваться над безвольным телом, пока оно, тело, то есть я, не потеряет сознание. Один раз я даже был счастлив, когда действие наркотика внезапно кончилось (он всё ещё перебирал дозировку) и я с таким удовольствием прокусил ему руку. А потом меня наказали... Этот урод просто "забыл" дать мне лекарство, и в течение часа наслаждался моими воплями, когда сильнейшие судороги скрутили всё моё тело. И только когда я сорвал голос, эта тварь наконец сжалилась и дала мне спазмолитик. Я тут же провалился в глубокий сон, а когда проснулся, меня ждал сюрприз.

- Сегодня у нас с тобой важный день. - заходя в комнату мурлыкая проговорил Эмир. - Благодаря тебя я смогу выпустить на рынок новый препарат. И сегодня приедут все мои партнёры и мы вместе им будем демонстрировать его свойства. Ты рад.

- Совсем с дуба рухнул! - моему возмущению не было предела и я сидел и пыхтел как ёжик. - Я не буду участвовать в этом извращении!

- Малыш, ты не понял, я тебя не прошу об этом. - Эмир присел на кровать рядом и погладил мою руку, которую я тут же вырвал. - А диктую твои планы на ближайшие сутки.

И тут появились громилы-евнухи и мне пришлось опять давясь проглотить эту дрянь. Меня стали готовить к "важному дню".

Конец POV Акихито

Асами Рюичи резким шагом приблизился к занявшим свои места наркоторговцам. Ему предложили сесть, так как решили, что он пришёл сюда по тем же делам, что и его союзники-конкуренты из других стран. Не став спорить, с ухмылкой якудза расположился в удобном кресле. Презентация началась. Почти невесомой поступью в зал прошествовал виновник сборища и, усевшись, на удлинённой софе, стоящей посередине, начал.

- Я рад, что вы, господа, прибыли на демонстрацию моего нового препарата. - Новинки в наркомире пользовались большой популярностью, ведь достаточно мало было хороших химиков, и не все могли себе позволить привнести в торговлю что-то стоящее. - Сначала я расскажу вам о его свойствах, а после на примере покажу действие наркотика на своей куколке.

Эмир упивался своей удачей: ведь если бы он не поехал тогда на саммит, то у него бы не возникла новая идея для укрощения малыша. Новый препарат обещал стать очень выгодным открытием, ведь у всех присутствующих наверняка будет много идей, как использовать товар.

- Особенность данной новинки такова, что к нему нет привыкания, - лидеры группировок начали выражать недовольство. Ведь если нет привыкания, то спросом наркотик не будет пользоваться.

- Не волнуйтесь, у него есть масса других достоинств. И то, что от него нет зависимости - это только плюс.

На хрустальном столике евнухи разложили показательные образцы и какие-то приспособления. Встав со своего места, эмир продолжил.

- Этот препарат появился из одной очень сильно запавшей мне в сердце идеи. Он служит для удовольствия и наказания, - взяв в руки белый порошок, Тебриз с алчностью смотрел на него. - Это принципиально новый релаксант, и лучше его использовать в борделях на строптивых. Но это, конечно же, вам решать, просто совет. У меня есть наложник, который был столь дерзким и необъезженным, что для удовольствия мне приходилось его усмирять разными способами, - тут же почти сразу поднялся гул голосов: у многих была похожая проблема, они хотели обладать кем-то, кто им не хотел подчиняться. - После игр с непокорным его приходилось серьёзно лечить, и мне это не понравилось, ведь я не мог им пользоваться какое-то время.

Асами сидел и прикидывал, чем можно прельстить или напугать этого парня для того, чтобы он предоставил любую доступную в своей стране помощь по поиску его любовника. Он уже прикинул, что, как и для чего будет использовать. Говоривший нёс ерунду про то, как прекращать или делать сильнее отходняки от применения наркотика, но ему это было не интересно(если понадобится, Киришима всё запомнит, такая его работа). Но тут что-то стало происходить около эмира, и Асами стал смотреть на него.

- Смотрите, господа: это моя маленькая строптивая игрушка; после применения средства я могу с ней развлекаться очень долго. - На софу усадили паренька в очень дорогой одежде. - Мне нравится играть с ним, он такой послушный. Наркотик расслабляет все внешние главные мышцы, действует практически моментально. И только от дозы зависит, как долго.

Лаская тело парня, Тебриз одновременно показывал эффект от препарата.

- В чём прелесть, так это в том, что расслабленные мышцы не подвергаются разрыву, но при этом уникально эластичны и не остаются растянутыми, - с вожделением мужчина положил закутанного в шелка парня на спину и с лёгкостью развёл его ножки в стороны. - Забыл самое вкусное, он всё чувствует: и боль, и наслаждение, и простые касания, но повреждений не получает. Я могу без подготовки засунуть в него руку целиком, и его тело примет меня сразу, - подойдя к столику, эмир выбрал довольно крупное дилдо и направился с ним к софе.
- Он, конечно, почувствует дикую боль, но при этом останется цел. А так как голосовые связки тоже расслаблены, то в место крика вы услышите лишь приглушённый стон.

Проговорив это, Тебриз Фуджерийский, опустив дилдо в сосуд с маслом, который держал его раб, резко раздвинув ягодицы, ввёл его на всю длину одним грубым толчком. Тело на софе даже не дрогнуло, и лишь долгий стон боли сорвался с губ парня.

- Но даже после такого он всё ещё узок, и если следом войдёте вы, то будет казаться, что он девственен. Мышцы обхватят вас как перчатка, - вытащив орудие пытки, эмир отбросил его в сторону. - Вы сами сможете в этом убедиться: я разрешу всем вам его попробовать, и вы оцените эффект.

Смотреть на групповой секс у Асами не было никакого желания - это напомнило ему, по какому поводу он пришёл во дворец. Ведь и его малыш тоже мог подвергаться каким-нибудь извращениям. Встав с кресла, Рюичи направился к центру представления. Услышав шаги, эмир успел только обернуться, как вдруг его куколку схватили поперёк талии и закинули на плечо.

- О, я смотрю, Асами, тебе не терпится опробовать действие моего нового препарата. - Тебриз ехидно смотрел, как сладкий малыш покачивается на плече громилы, стоящего рядом с его лучшим покупателем. - Мальчик очень хорош, но дай и остальным тоже его поиметь, не жадничай.

- Я пришёл не за этим, и у меня нет на это времени. Мне нужно, чтобы ты оплатил долги. У меня есть дело, и ты предпримешь всё возможное для его удачного завершения.

Суо стоял рядом с боссом и ждал указаний насчёт груза на плече. - Если всё выйдет по-моему, я верну твою игрушку, если нет - ты его заменишь в демонстрации своего же наркотика. Ты меня понял? Я буду ждать тебя с ответом в течении часа у себя в отеле.

С этими словами Асами направился к выходу, оставив позади опешившего эмира и застывшую толпу наркобаронов.

Придя в свои апартаменты, Асами устало опустился на диван. Закурив, он невидяще уставился перед собой. Как же он хотел найти своё неугомонное чудо, как ему не хватало его озорного голоска. Тяжело опустив голову и оперевшись на согнутые руки, Рюичи прикрыл глаза. Через несколько минут в номер зашли его самые преданные люди. Киришима, бросив взгляд на босса, тут же приготовил ему крепкого кофе. Не спрашивая ни о чём, он протянул горячий ароматный напиток и, получив одобрительный кивок, встал за спиной, заняв привычное положение. Асами поднял глаза на своего телохранителя с ещё болтающимся на его плече мальчишкой.

- Положи ты его, не до него сейчас, - небрежным жестом якудза показал на стоявший в стороне диван. - Вы мне оба нужны в полной готовности. Киришима, всё, что сможешь найти на эмира, должно быть у меня в руках по истечении часа.

- Да босс, - Суо и Киришима поспешили выполнить указание.

Секретарь немедленно вышел из комнаты, направляясь за необходимыми документами. Суо же, напротив, неспешным шагом, чтобы не отвлекать босса, пошёл по указанному направлению - он всегда выполнял требования Асами буквально. Положив свою ношу на диван, он отстранился от парня и, устроив его поудобней, встал у выхода, перекрывая его, как и предписывалось правилами. Вскоре нужные бумаги были у Асами на руках, и он с особой тщательностью стал их изучать. Нырнув в омут информации, он пришел в себя, когда какой-то звук вдруг потревожил его. Сначала Рюичи не мог понять, что это за звук и откуда исходит, но когда разобрался, то раздражение стало подниматься с новой силой.

- Суо, разберись, что ему нужно, - не отрываясь от бумаг, приказал он. - И убери его отсюда, бесит.

Чтобы не раздражать босса ещё сильнее, громила быстро подлетел к стонавшему парню. Подхватив его на руки, он быстрым шагом направился в свою комнату. Бросив мальчишку на кровать, он принялся выяснять, что тому надо, ну или попытался. Голоса у него из-за наркотика не было, и блондин мог только мычать. Надоев слушать и так еле слышные стоны, выйдя из себя, Суо одним рывком сорвал с него закрывавшую пол-лица вуаль...


- Твою-то мать... - только и смог сказать мужчина, глядя, как из серебристых глаз катятся прозрачные слёзы.


Расположившись друг напротив друга, Асами и Тебриз вздрогнули от распахнутой пинком ноги двери. Обычно спокойный охранник был красный, с выпученными глазами, и в руках он держал уже успевшую надоесть Асами куклу эмира.

- О, тебе так моя игрушка не понравилась, что ты отдал его на потеху своим людям, - издевательски произнёс тот.

- Что всё это значит? - Асами знал, что что-то случилось, ведь иначе Суо никогда бы такого не сделал. - Объяснись.

Вместо этого громила, взяв под руки свою ношу, повернул её лицом к якудзе. Рюичи охватил неконтролируемый гнев: на руках охранника, роняя слёзы, висел ЕГО малыш.

Асами сидел в роскошном кресле и как бы с ленцой потягивал виски. Напротив него сидел один из его поставщиков наркотиков этого региона. Затянувшись сигаретой, якудза наслаждался ситуацией и не торопил события.

- Я уже говорил тебе, что приехал в Эмираты по важным делам, которые не терпят отлагательств, - изучая собеседника пристальным взглядом, начал беседу Рюичи. - А так же я говорил, что ты будешь оказывать мне всю возможную для тебя помощь. Ну так вот, перейдём непосредственно к делу.

Верные люди стояли полукругом за спиной своего босса, готовые в любую минуту выполнить самые различные приказы. Но пока от босса их не поступало, они просто находились на своих местах. Оппонент Асами неотрывно следил за действиями своего компаньона, потому что более ничего он был не в состоянии делать. Он был привязан к стулу.

- Я буду тебя спрашивать, а ты по возможности честно и быстро будешь мне отвечать, - как можно мягче произнёс якудза, но от этого тона у собеседника, да что там говорить - и у охранников по спине пробежал холодок. - И спрашивать я буду только один раз. Проверять твои слова я обязательно буду, так что подумай, прежде чем соврать. Мы поняли друг друга?

Эмир задёргался, быстро кивая головой, и сдавленно замычал. Его глаза были испуганно вытаращены и не мигая смотрели на самого влиятельного человека в Японии и, как он уже выяснил, и в Арабских Эмиратах. Короткий кивок головы, и Суо вытащил кляп из кровоточившего рта Тебриза. Встав рядом с ним, громила неотрывно следил за Тебризом, готовый незамедлительно выполнять поручения Асами.

- Первый вопрос: как и где ты заполучил его? - сигарета в руках Асами прочертила небольшую дугу и благополучно была затушена об руку сидящего напротив человека.

Короткий вскрик боли был пресечён рукой Суо за секунду. Сидящий человек задёргался в путах, но высвободиться из узлов, если их вязал громила, не было дано никому.

- Успокоился, теперь отвечай. Только советую хорошо подумать перед ответом.

- Я был у вас в Токио на саммите и там увидел этого паренька, - пытаясь заставить голос не дрожать, произнёс эмир. - Оттуда же я его и забрал в Аль-Хэйль.

- Отлично, значит, это с тобой я разговаривал по телефону, когда ты его насиловал в первый раз, - с ледяной усмешкой утвердился в своей правоте якудза. - Давай дальше.

Эмир с возрастающим ужасом смотрел прямо в пылающие ледяной яростью глаза Асами, и до него понемногу начало доходить, чем закончится этот разговор.

- Расскажи-ка мне, что же сподвигло тебя на создание нового наркотика для мальчика? - Только желание узнать, что происходило с его малышом за это время и чем он сможет ему помочь, удерживало мужчину от убийства. - Говори. Я жду.

Не зная, как своему издевательству подобрать слова, эмир начал что-то мямлить, но осекся, наткнувшись на хищный оскал.

- Давай сразу договоримся: ты говоришь чётко и понятно, или кричишь громко и долго. - прикурив новую сигарету, Асами медленно затянулся. - Сразу скажу: второй вариант меня устраивает больше. Ах да, вот ещё что, ты, если не трудно, подержи...

Привстав, Рюичи холодно улыбнулся и с размаху всадил тонкий закалённый стилет в ногу эмира, заставив того закричать от боли.

Асами подождал немного и повторил свой вопрос не терпящим возражения тоном. Тебризу после такого больше не захотелось продолжения, и он с трудом подбирая слова, но при этом произнося их чётко, начал описывать всё, что он творил с блондином. От каждого слова внутри у Рюичи как будто переворачивалось невидимое лезвие глубоко застрявшего клинка. Якудза нашел выход душевной боли, просто повторив то же с ногой пленника(но на сей раз нож был что ни есть настоящим), слушая с садистским удовольствием тяжёлые крики эмира.

Когда баловаться с ножиком порядком надоело, Асами бросил его на пол. Рассказ Тебриза о его малыше всколыхнул давно забытое чувство жалости. Не дав ей перерасти во что-то большее, мужчина снова вернулся к любимой эмоции - ярости. Несколько часов, проведённых наедине с эмиром, и его жуткий рассказ привели к тому, что и лезвия катастрофически не хватало для выплёскивания своего гнева. Асами не хотел убивать Тебриза так быстро, он хотел насладиться каждой каплей крови и каждым криком, вырывающемуся из губ обреченного. Для осуществления своей задумки ему много времени не требовалось.

- Ты, кажется, хотел действие своего наркотика показать на моей собственности? Так? - Жестом подозвав Суо, Асами отдал ему приказ, и охранник незамедлительно его выполнил. - Это твой шанс испробовать твоё детище и узнать его последствия.

Охранник подал якудзе тот самый белый порошок. Пока он говорил, его люди осторожно и неторопливо срезали то, что осталось из одежды на пленнике. В комнату внесли какое-то приспособление, и, узнав его, Тебриз закричал и с новыми силами попытался вырваться из пут. Его развязали, но использовать это для побега ему, конечно, не дали, скрутив и привязав к устройству.

- Мне сказали, что вне зависимости от времени действия препарата отходняк всегда один: судороги по всему телу, так? - не оставляя не малейшего шанса, Асами засыпал порошок в рот эмира. - А ещё мне сказали, что судороги можно снять или усилить. Вот я и проверю на тебе все прелести твоей новой развлекалки.

Приказав привести в порядок комнату, где происходил "разговор по душам", якудза вышел, раздавая поручения своим людям. Зной фуджерийского дня сменился прохладой и обволакивающей негой. Но ещё рано было вкушать прелести этого великолепного места. Оставив своих людей заниматься эмиром, Асами решил немного отдохнуть. Рюичи освободился из липкой от чужой крови одежды и принял душ. Обычно он всегда был крайне осторожен, но мысль о том, как страдал Акихито в чужих руках, сносила крышу Асами так далеко, что ему пришлось выйти и остыть от переполнявших его чувств. Пытки ещё не кончились, и хотелось не сорваться и продержаться до основного блюда. Поужинав, мужчина вернулся к своей жертве. Закреплённый на станке, Тебриз не мог упасть, а из-за своего изобретения не мог и двигаться. Люди якудза знали свою работу, и от неё эмир выл на одной ноте практически не переставая. Посмотрев, как развлекаются его лучшие люди с пленником, он криво улыбнулся и подошёл поближе. Эмир не соврал: как бы ни старались его мучители, он так и не порвался, хотя игрушки в ход были задействованы не самых маленьких размеров. Но несмотря на разрешение, ни один из громил не прикоснулся к Тебризу своей плотью, в ход пускали лишь искусственные заменители. Почему-то это обрадовало Асами.

- Я смотрю, действие скоро кончится, и тебе останется пережить его последствия. -Подойдя на место расступившихся охранников, Рюичи посмотрел сверху вниз на растерзанного мужчину. - Я не буду облегчать тебе отходняк, и ты прочувствуешь все его прелести, но и усиливать я тоже его не буду.

- Пощадиии!!! - только и смог прошипеть Тебриз.

- Так, голос вернулся, а значит, пора, - взяв инструмент, Асами ввёл его внутрь мужчины. Послышался вскрик. - О, кричать ты тоже уже можешь. Ну давай, не разочаруй меня, погромче.

Включив вибратор на средний режим, якудза устроился в кресле, слушая, как нарастают крики человека. Судороги скручивали его тело, горло охрипло от сорванных криков, член из-за вибратора стоял колом и добавлял боли истерзанному телу. Упиваясь открывающимся зрелищем, Асами явно испытывал нечто похожее на злое удовлетворение. Наконец ублюдок страдает за всё, что он посмел сделать с его сладким Аки. Он сидел в кресле, лениво смакуя виски, и ком в груди, который появился при первом разговоре с эмиром по телефону в ту злополучную ночь, наконец начал таять. В комнату быстрым шагом вошёл второй человек в империи Рюичи, а это означало, что Такаба просыпается и пора заканчивать.

- Я сегодня что-то устал, - тихо произнёс Асами и достав всё тот же стилет, подошёл вплотную к Тебризу. - Прощай, тебя на троне заменит мой человек, Фуджейра мне пригодится.

С этими словами он всадил нож прямо сердце привязанному окровавленному эмиру. Тот ещё пару раз дёрнулся и со стоном облегчения наконец умер. Развернувшись, Асами направился к выходу. Его любовник приходит в себя, а значит, надо поторопиться и быть рядом с ним, когда он очнётся.

Комната, чистая и светлая. На широкой кровати спит парень двадцати пяти лет. Сон у него беспокойный, он вертится и периодически стонет. И вот наконец блондин открывает глаза, для того чтобы через секунду закрыть их обратно с облегчённым вздохом. Медленно, с большим усилием молодой человек поднимается с кровати и на ослабших ногах, тихонько держась за стену, идёт в уборную. Проведя все нужные процедуры и кое-как приняв душ, парень с трудом одевается и идёт назад, в комнату. Акихито, аккуратно ступая по полу, с опаской подходит к окну и замирает, прислонившись лбом к прохладному стеклу. Он уже давно не мог самостоятельно двигаться, две недели, две долбаные недели этот недоделок испытывал на парне наркотик, от которого не было никакой возможности двигаться. И вот он может сам хоть что-то сделать, хоть и медленно, через грёбаную слабость, но сам. Устало прикрыв глаза, Такаба стоял, растворяясь в ощущениях. Дверь бесшумно отворилась, и, неотрывно глядя на юношу, в неё вошел высокий мускулистый брюнет и тут же направился к Акихито. С нежной улыбкой в глазах Асами обнял своего мальчика. Такаба вздрогнул, зашипел, как злой кот, и стал вырываться из кольца сильных рук.

- Тварь, ублюдок, руки убери, Фуджерийская мразь, - изо всех быстро покидающих его силёнок Акихито пытался вывернуться из ненавистных объятий. - Что, надоело куклу трахать, решил попробовать, пока я никакой?

- Эй, малыш, ты чего? - Асами пытался сообразить, что делать со своим строптивым зверьком. - Это же я, эй, очнись.

Но, видимо, Аки и не думал слушать своего возлюбленного, потому что он так и продолжал вырываться, не поднимая головы. Перехватив поудобней свою драгоценную ношу, мужчина направился прочь от окна. Всхлипнув, Аки удвоил усилия. Ножки в шёлковых туфельках скользили по полу и не могли ни за что зацепиться. Тонкие пальцы с усилием впивались в руки, обвившие его талию. Но когда мужчина протащил Такабу мимо кровати , мальчишка в неопределённости замер и на мгновение прекратил свои действия. Не останавливаясь, его поставили прямо перед огромным зеркалом. Потекли бесконечно долгие секунды, пока Акихито, широко раскрыв заплаканные глаза, не мог оторваться от отражения в зеркале. Наконец Рюичи это надоело, и он легко развернул блондина к себе любимой мордочкой. И тут же ему прилетело по щеке влажной ладошкой. Милые стальные глазки сверкали бешенством.

- Мразь. Надоел один наркотик, решил новенькое испробовать? - от переполнявших эмоций мальчишку потряхивало. - Что на этот раз: психотропное или галлюциноген?

- Ничего из вышеперечисленного. Это я, это всего лишь я. - Асами старался не делать резких движений, приближаясь к Аки. - Ты разве не видишь?

- О, в том-то и дело, что очень хорошо вижу. Решил, что я отдамся тебе сам, если вместо тебя буду видеть своего любимого? - не отрывая взгляда от таких родных глаз, Такаба медленно пятился назад. - Не выйдет, в этот раз я тебе не только руку прокушу.

Один рывок, и Аки уже барахтается в объятьях Асами. Уперев ладошки в грудь мужчины, он пытался не допустить более близкого контакта. Когда этого не получилось и к его лицу неуклонно стало приближаться для поцелуя другое, то, не мешкая, блондин запустил руки в волосы своего обидчика с намерением выдрать их с корнем, ну или попытался. Руки, не встретив на пути того, за что он хотел ухватиться, попросту оказались на шее обнимающего его мужчины.

- Ты ради того, чтобы я даже чувствовал не тебя, срезал свои волосы? Ты чокнутый? - в прострации блондин смотрел, не отрываясь, на Асами. - Откуда ты узнал, как выглядит мой любовник?

- Чёрт подери, Акихито, да открой ты глаза. Это Я! - не зная, как убедить своего строптивца, Рюичи просто наклонил голову и впился в него поцелуем.

Малыш вырывался, но через пару минут он уже плавился в таких до боли знакомых объятьях.

- Первый раз, когда ты попался мне на глаза, ты удрал от меня, спрыгнув с крыши, - начал вспоминать Асами только им знакомые моменты. - Потом я тебя забрал от Фейлона, но он утащил тебя в Гонконг. Где ты ждал меня всем сердцем, и я пришёл за тобой.

По мере услышанного чудовище в его руках становилось всё покладистей, и в конце концов парень уже сам начал льнуть к якудзе.

- Твои злоключения в онсен мы, наверное, не будем вспоминать, - с улыбкой продолжал Асами. - Мммм, а вот каникулы после Гонконга я бы ещё раз повторил.

- Асамииии... - вцепившись, как клещ, Аки снова зарыдал, но уже от облегчения, что все его нынешние приключения наконец закончились. Сцеловывая слезинки со щёк, Рюичи гладил вздрагивающие плечи своего малыша.

Каникулы в Фуджейре затянулись ещё на целых две недели сразу по двум обстоятельствам. Асами сперва было необходимо решить проблему с властью в Эмиратах, поставить своего человека и дать ему начальные указания. Но потом внезапно выяснилась и другая проблема. Ночью, когда измученный мальчишка спал тяжёлым беспокойным сном на широкой кровати с балдахином, вдруг начались последствия "безопасного" наркотика. Асами разбудил дикий крик, почти сразу же переходящий в полузадушенные хрипы. Перевернув Акихито на бок, чтобы он ненароком не подавился языком, мужчина срочно вызвал к себе своего бессменного Киришиму. Спросонья очкарик целую минуту хлопал глазами и тряс головой, пытаясь сообразить о своих дальнейших действиях. Вспомнив о "лекции", которую им прочитал Тебриз перед демонстрацией препарата, секретарь немедленно подскочил к сжимающемуся в диких судорогах блондину.

- Босс, разрешите прикоснуться к вашему мальчику, - попросил невозмутимый охранник. - Мне нужно будет много чего с ним проделать для того, что бы облегчить его состояние.

- Идиот, конечно, можно, - раздражённо откликнулся Асами. - Зачем я, по-твоему, тебя позвал?

Киришима перестал терять драгоценное время, тут же приступил к процедурам. Для начала он сказал подчинённым наполнить горячей водой ванну с особыми расслабляющими травами и принести необходимые лекарства. Пока они выполняли свои поручения, он сам занялся Аки. Вместе с Асами они быстро раздели фотографа до белья и начали широкими размашистыми движениями с силой растирать сведённые конечности. Оставив ненадолго своего босса одного трудиться со скрученными мышцами парня, Кей набрал в шприц нужную дозировку. Предполагая, что несколько уколов Акихито просто не выдержит, он, подумав несколько мгновений, смешал два препарата в один. Резким движением перевернув страдальца на живот и попросив придержать Рюичи голову и руки мальчишке, извинившись перед боссом, он стянул с Такабы боксеры и, придерживая коленом бёдра, аккуратно, стараясь не причинять лишнюю боль, сделал укол. Отбросив в сторону ненужный шприц, он заново начал делать расслабляющий массаж, который прервал из-за укола. Через несколько ужасающе долгих минут парень наконец-то стал расслабляться, его уже не скручивали болезненные спазмы, и только изредка крупная дрожь пробегала по худому тельцу.

- Всё, теперь в ванну и, как очнётся, дать настойку пустырника. - Асами сам взял на руки парня и прошел в купальни. Киришима проследовал за ним. - Асами-сама, судя по всему, эти приступы продолжатся ещё с неделю.

Устало вздохнув, Асами в упор посмотрел на секретаря.

- Они всегда будут такими сильными? - Рюичи аккуратно опускал хрупкое тело в горячую воду.

- Нет с каждым разом приступы будут слабеть пока вся отрава из организма не выйдет. - Кей на горячих камнях купальни раскладывал полотенца. - Надо ему побольше пить и фруктов. Больше ничего он не примет, просто отторгнет желудок.

Подождав, пока его малыш полностью не расслабится, Асами осторожно вынул Аки из воды и, завернув в протянутое полотенце, отнёс обратно на кровать свою драгоценную ношу.

- Как долго и как часто они будут скручивать тело Акихито?

- Неделю, может, полторы. Зависит от того, как быстро он будет отторгать наркотик из себя.

Расспросив о том, что было смешано для укола и в каких пропорциях, Асами отпустил Киришиму и лёг рядом с уснувшим Аки. Всю ночь мужчина чутко спал, надеясь не пропустить начала следующего приступа, но судьба была благосклонна, и они пока не повторялись, давая отдохнуть. Целую неделю у якудзы был поистине напряжённый график. Утром он практически насильно заставлял Акихито поесть, преодолевая его апатию. Днём до самого вечера он решал вопросы с Фуджейрой, не выходя из номера (а вдруг что-то случится), а по вечерам готовился к приступам, которые хоть и начинались в тёмное время суток, но каждый раз в разное время. И только ночью, прижимая к себе измученное тельце, он мог ненадолго отдохнуть. Киришима не ошибся, и вот уже через неделю приступы стали уменьшаться и в скорости совсем прекратились, чем очень обрадовали всех без исключения. Теперь нужно было лишь вернуть Акихто прежнее здоровье и дать ему полноценный отдых.

"Да, откормить малыша надо бы", - думал Асами, глядя на просвечивающую кожу молодого любовника, из-под которой выпирали все косточки, да так, что их можно было пересчитать.

Посчитав, что так будет правильней, Рюичи отложил перелёт в Токио ещё на неделю.

Всю дорогу в самолёте Такаба бессовестно продрых и проснулся лишь тогда, когда тёплое заходящее солнце пробежало по его глазам. Он сонно моргнул и уставился на человека, держащего его на руках.

- Мы почти дома, - ласково целуя парня в висок, произнёс Асами. - Потерпи.

Быстрыми шагами мужчина направился к двери в дом. Акихито без зазрения совести поудобней устроился в любимых объятьях, снова прикрывая глаза. Якудза прошествовал в лифт, улыбаясь проделке. Киришима, распахнув перед своим боссом двери в пентхаус, удалился, небезосновательно полагая, что сейчас он будет только помехой. Как только двери за ними закрылись, Аки попытался спрыгнуть с сильных рук, но не тут-то было. Его прижали ещё крепче и понесли сразу в спальню.

- Эй, ты это чего удумал! А ну поставь меня на пол! - завопил парень, как будто почуяв, чем обернётся его дальнейшее передвижение в таком положении. - Я уже проснулся!

- Ну что ж, раз ты бодр и полон сил, то у меня найдётся, куда их приложить, - ехидно ухмыляясь, произнёс Асами. - Ты так давно не был подо мной.

- Ну... Э... Мы же только с дороги, - выкручиваясь из стальных объятий, ворчал для порядка Аки. - Я есть хочу!

- Ты не поверишь: я тоже. - Рюичи резко притянул к себе парня впиваясь поцелуем в его губы. - Я очень проголодался!

Закинув брыкающегося парня себе на плечо, якудза потащил его по направлению к кровати. Сбросив на мягкие одеяла свою чудесную ношу, Асами навалился сверху на желанное тело.

- У тебя ровно 10 минут на то, что бы принять душ, - произнёс Асами, покрывая поцелуями раскрасневшегося фотографа. - Если не успеешь, я приду к тебе сам и возьму тебя.

Ужиком мальчишка выскользнул из жаркого плена рук и побежал в ванную. У него было целых десять минут до того, как его полностью поглотит чувственный водоворот неизбежного. Асами же в это время не спеша прошел во второй душ, где попытался немного остудить себя. Яростный порыв после всего произошедшего его любовнику был сейчас не нужен. Вот потом, после того, как его малыш заново привыкнет к нему, можно будет спустить тормоза и отдаться неконтролируемой страсти. Да, двух раз должно было хватить. Якудза с предвкушением стоял под упругими струями воды, воображая всё, что он будет проделывать со своим любовником в ближайшие сутки. Отпускать его из кровати раньше Асами был не намерен. Он так давно не имел возможности прикасаться к своему мальчику в интимном смысле, ведь всё, что мужчина себе позволял в последнее время, это лишь поцелуи. Вытеревшись насухо и надев на голое тело лёгкий халат, Рюичи устремился в спальню - дожидаться белобрысое чудовище.

Акихито терялся в ощущениях: ему хотелось одновременно и отсрочить, и приблизить момент воссоединения с Асами. И он не знал, чего именно он хочет больше: как можно быстрее очутиться в страстных объятьях или продлить пребывание в душе. Но тогда Асами потеряет терпение и придёт за ним сам, как и обещал, и тогда секс будет не на мягкой кровати, а на жестком полу. Такаба опасался, что случившееся с ним может как-то помешать и возвратить неприятные воспоминания, которые парень загонял вглубь себя, как ненужные и омерзительные. Так вот, он боялся, что в неподходящий момент они всё-таки вылезут наружу, испортив всё наслаждение. То, что Аки хотел, это было бесспорно, и он уже давно с этим смирился, но надо было держать этого "старпёра-якудзу" в тонусе, и поэтому временами (почти всегда) парнишка выёживался. Правда, он замечал, что эту игру в недоступность Асами уже давно раскусил и теперь наслаждается ей вместе с ним. Нервно переступив босыми ножками по кафелю, Акихито всё-таки решил, что пора выходить. Натянув на плечи халат, он вышел из "убежища" прямо в лапы ожидавшего его зверя. Да, сидя в кресле и глядя на блондина горящими от страсти янтарными глазами, Асами походил именно на зверя, который терпеливо ждёт свою добычу. И Такаба был уже готов, что сегодня его поглотят без следа.

Хищно улыбаясь, Рюичи смотрел, как его чудо мелкими шагами всё-таки вышло из ванной. Он всегда умел ждать, и сегодня его ожидание будет вознаграждено. Встав с кресла, он неспешно приблизился к Акихито и, взяв его за руку, притянул к себе. Всхлипнув, парень уткнулся носом в накачанную грудь любовника. Асами обвил руками желанное тело и тут же начал поглаживать напряжённую спину. Глубоко вздохнув, Аки поднял на мужчину глаза и, глядя прямо в них, он нарочито медленно обвёл юрким влажным язычком свои губы. Глухо простонав, Асами впился в них, тут же подчиняя себе все мысли и чувства паренька. Раздвинув податливые губы, он ворвался языком во влажную глубину, вызывая дрожь во всём теле и срывая первые негромкие стоны. В голове у Акихито не осталось ни одной мысли, и лишь когда его спина соприкоснулась с кроватью, он открыл глаза, растворяясь в глубине янтарного омута. Губы, руки Асами, казалось, были везде, и Аки перестал различать, где заканчивались поцелуи и начинались ласки. Казалось, он весь растворился, и собираться обратно Аки совсем не хотелось. Тем временем, не теряя ни мгновенья, его подготавливали к обладанию. И когда пришёл момент единения, то всё, что осталось у парня - это эйфория забытого чувства наслаждения от желания. Отдаваясь ему полностью, он позволял Асами делать с ним всё, что тот захочет, ни на мгновенье не жалея о своём решении. Аки так давно не было настолько хорошо в любимых объятьях. Асами в полной мере оценил открытость своего малыша и наслаждался каждым его движением, стоном и вздохом. Его ожидание принесло ему столько всего, без чего Асами уже не представлял своей жизни. Без устали он покрывал ласками и поцелуями Акихито, с силой входя в любовника. Забыв о том, что хотел сдерживаться, он с жадностью впитывал каждую секунду, не желая упустить ни единой малости.

Лишь под утро, наконец насытившись друг другом и тесно прижавшись, они, утомлённые, уснули, надеясь, что все неприятности оставили их хотя бы ненадолго. Но мы-то с вами знаем, что в скором времени непоседа-фотограф опять получит их сполна на свою неугомонную задницу. Ну, а пока пусть спят...